Эстетика - страница 16

Романтизм (фр. — romantisme) — идеологическое и художественное движение в европейской культуре, которое обхватило все виды искусства и науку и расцвет которого пришелся на конец XVIII — начало XIX в. Романтики высказали идея о том Эстетика - страница 16, что жизнь человека, его представления о красе еще богаче, чем это продиктовано окружающей средой, соц контекстом. Индивидуму вообщем тесновато в имеющемся историческом пространстве. При помощи воображения он просто переносит себя в другие культурные миры, многие Эстетика - страница 16 из которых он сам и творит. Отрекаясь от видимой, ощутимой реальности, романтик вступает в неизведанные зоны собственного бытия. Преображая действительность, он познает внутри себя нечто уникальное, независящее, при


302

соответствующее только ему как живому Эстетика - страница 16 существу. Тут раскрывается простор для самого внезапного проекта жизни и красы.

Романтики оценивали человека как особенный род сущего. Никакое другое живое создание не способно открывать внутри себя безграничные миры. Отсюда очень Эстетика - страница 16 обостренное внимание к людскому самочувствию, тончайшим аспектам человечьих состояний, тяжело закрепляемым, текучим, зыбучим... Понятно, что романтическое сознание не только лишь воспроизводило идею самобытной особенности, да и создавало принципно другое представление о богатстве и Эстетика - страница 16 неисчерпаемости личного мира. Не случаем в XX в. австрийский писатель Стефан Цвейг (1881—1942) отметил, что со времен Возрождения Европа не лицезрела такового незапятнанного духовного подъема, как романтизм, такового красивого поколения, как Эстетика - страница 16 романтики.

Приковывая внимание к необыкновенным состояниям духа, романтики углубили представление о внутренней жизни человека вообщем. Предельное духовное напряжение, экстатический подъем, творческий взлет и созерцательное прозрение — вот приметы романтичного сознания. Но, невзирая на Эстетика - страница 16 такие точные установки, романтическое мироощущение совсем не было закрытым. Снутри этого типа чувствования формировалась особенная отзывчивость, открытость сознания. Романтик готов поймать созвучное ему состояние души, просочиться в его строй, воспринять клич другого Эстетика - страница 16 человека. Свои представления о красе романтики пробовали выразить в поэзии.

Романтики считали, что поэзия — это искание и нахождение красы, доступной человеку. Молитва есть самооткровение души, а поэзия — истончение души, тоже преодолевающее земную ограниченность. Такие Эстетика - страница 16 лермонтовские строки, как «звезда с звездою говорит» могут родиться раз в столетие. Поэзия заного открывает слова, вскрывает их, встречает их уже в новеньком мире. Она, по воззрению романтиков, есть открытие вещей Эстетика - страница 16 и их сокрытие. Когда человек скитается вдалеке от правды, мир становится для него запыленным. Мир человека нужно обязательно выветривать, по другому в нем можно задохнуться. Доставлять человеку незапятнанный воздух горнего Эстетика - страница 16 мира дано молитве. И молитва поручает поэзии быть ее помощницей.

Обычное представление о романтике как непоправимом индивидуалисте и эгоцентрике нуждается в исправлении. Образ человека в романтизме связан с неизменной и острой тоской Эстетика - страница 16 по людской невосполненности, незавершенности. Такое рассогласование человека с самим собой явилось массивным духовным импульсом для вероятного, иногда реализуемого исключительно в сфере грез, устранения своей одно


303

сторонности. Утверждение самоценности духовно-творческой жизни личности, изображение сильных страстей Эстетика - страница 16 у многих романтиков соседствовали с мотивами «мировой скорби», «ночной стороны души».

Романтики пересмотрели все образы, которые имеют отношение к красивому. Другими оказались у их природа, человек, вселенная,

| духовная жизнь, величие красы, возвышенное...

  1. Культ Эстетика - страница 16 природы

Романтики лицезрели в природе не «порождение собственного хаотичного воображения, а абсолютную действительность (культ природы свел их с Шеллингом). Природа — объект не покорения, а поклонения. Поэзия, искусство — средства просочиться в ее Эстетика - страница 16 потаенны, не нарушив первозданной гармонии. У поэта и подлинного естествоиспытателя общий язык — язык самой природы. Только полная палитра развитых человечьих потенций делает человека природным существом, ведет к слиянию с природой.

Романтики умели Эстетика - страница 16 не только лишь грезить и грезить о дальнем, несбыточном, да и отыскивать свои эталоны в близком, ежедневном, людском. Кто обвинит их в противоречивости? Противоречий полна сама жизнь. А она для романтиков Эстетика - страница 16 выше всего. Они чураются абстрактного мышления, видя в нем если не погибшее чувство, то, во всяком случае, жизнь сероватую и чахлую. В литературе они отыскивают универсальную форму, которая полнее всего соответствовала бы богатству Эстетика - страница 16 жизни.

  1. «Жрец искусства»

Романтики сделали культ художника, т.е. — создателя красы. Гёте именовал художника богоравным, помазанником Бога. Романтики гласили о «жреце искусства» как высшем посреди смертных. Нова- лис (наст, фамилия Фридрих Эстетика - страница 16 фон Гарденберг) (1772—1801) писал: «Каждому следовало бы быть художником. Все может становиться художеством»1.

Краса находит свое отражение в эталоне. Такая идея Йозефа Герреса. Эталон должен парить над головами тех, кто борется за зание и красоту Эстетика - страница 16, все должно устремляться взглядом к этой светлой звезде. Миллионы людей, которые живут на земле, по мысли философа, не могут быть верны одному принципу. Но только все должны признавать скрытого бога Эстетика - страница 16. Этот бог — эталон. Поиск красы во всем — вот цель романтиков2.

1 Гарденберг Ф. фон Новалис. Вера и любовь, либо Повелитель и царица. Эстетика германских

романтиков. М., 1987. С. 56.

2 Там же. С. 60.


304

По воззрению романтиков, в искусстве чувствительность становится Эстетика - страница 16 , чувством, спонтанность — фантазией, чувство — интуицией, аф- фект — вдохновением; окружающий мир трогает наши чувства, мысль побуждает фантазию. О роли фантазии романтики гласили с исступленным уважением: «Жар фантазии превосходит в нем (в художнике Эстетика - страница 16. — П.Г.) яс- ность смысла; картины окружающего мира преломляются в его душе, но не рождают пылания красок, а, бледноватые, померкшие, резко контрастируют с теплокровными расцветающими созданиями, что рисуются красивыми, ослепительно колоритными Эстетика - страница 16 цветами радуги — радуги, рождаемой внутренним Солнцем духа, — на благоухающих туманах его фантазии. 1 С печалью либо с усмешкой он отвращается от образов мира и предается образам фантазии»1.

Доверчивый создатель мелодий схватывает летучие звуки природы Эстетика - страница 16, его чувство откликается на ее звучания, и эти звучания к тому же спустя века вновь раздаются в его творениях. Фантазия отрисовывают свои образы на подвижных громадинах туч. Природа призвана соединить свою Эстетика - страница 16 красоту с внутренним состоянием человека. Негр радуется жизни, проживая в пустыне, и болезненная тоска завладевает душой обитателя Альп, когда его отрывают от родных гор. Человек, индивидум стремится к красивому, в этом стремлении все Эстетика - страница 16 индивиды тяготеют друг к другу, образуя единое население земли. В чудесном заключены новые узы, крепко связывающие человека с человеком и образующие величавый единый альянс людей.

Когда краса увлекает людей, считают романтики, и Эстетика - страница 16 увлекает их в единое целое, люди устанавливают порядок в отношениях вместе, и, обычно, из всего упорядочиваемого слагается строй благонравия и благопристойности, — в свете красы складывается кодекс приличного, подобающего. Краса — та величавая владычица Эстетика - страница 16, которая укрощает сумасшедшие инстинкты; как будто львы, смирно лежат они близ ее трона и послушливые велению уже не раздирают друг дружку.

Людскому духу, по воззрению романтиков, ненавистны покой и тишь. Весь Восток опустился Эстетика - страница 16 в изнеженную роскошь, на Западе, к огорчению, ее дыхание парализовало всякую энергию. Но с этой умиротворенностью должно покончить. Искусство творит чудо, так как проистекает из заветных глубин людской природы. Природе ненавистны покой Эстетика - страница 16 и бесформенность, она беспрестанно стремится к движению, к пластическому лику.

Празднество романтизма отрисовывают поэт П.Б. Шелли в заключительных строчках поэмы «Царица Маб»:

1 Гарденберг Ф. фон Новалис. Указ. соч. С Эстетика - страница 16. 78.


305

Во всем радостный праздничек возрожденья,

Все, что живет, зажглось одним огнем,

Огнем любви, лучом согласованья;

Земля своею грудью материнской Питает мириады...1

Но скоро романтики узрели теневые стороны прогресса. Новое общество открылось Эстетика - страница 16 в собственной подлинной сущности — разгул хищни- честв, личное попрание больших гуманистических эталонов. В романтичном искусстве начинают звучать нотки глубочайшего расстройства в революции. Романтизм вступает во вторую фазу собственного развития. Если в 1-ый период в творчестве Эстетика - страница 16 романтиков властвует удовлетворенное мироощущение, то в предстоящем оно сменяется настроениями печалься, тоски, вызванных крушением надежд на утверждение в послереволюционной реальности гуманистических эталонов. В этих критериях романтичная личность ощущает себя катастрофически одинокой Эстетика - страница 16. Романтичная литература становится все более социально обличительной. Произведения многих романтиков получают сатирическую направленность (Гофман, Байрон, Шелли, Шамиссо и др.).

Романтизм нередко рассматривается как синоним индивидуализма. В реальности романтики были неприятелями Эстетика - страница 16 индивидуалистической психологии, которую они рассматривали как порождение ненавистных им буржуазных отношений. В собственном генезисе романтическое движение связано с борьбой за раскрепощение личности. Ее свобода представлялась теоретикам ранешнего романтизма не как индивидуалистический произвол Эстетика - страница 16, как торжество принципов человечности, духовности. По шкале ценностей, принятой в критериях феодальной государственности, люди, представляющие демократическую массу, находились на самой низкой ступени социальной лестницы. Революция 1789—1794 гг. почти во всем разрушила эту сословно-иерархическую систему Эстетика - страница 16. В итоге ее крушения человек ощутил себя свободным от феодальных связей. Человеческое, духовное становится более значимой ценностью, чем публичное. Романтизм появился как форма жизнеутверждения человека. Отсюда рвение выключить собственного героя Эстетика - страница 16 из публичных отношений, раскрыть его как личность, стоящую над обществом.

Все красивое, по воззрению романтиков, находится за пределами феодальных и буржуазных отношений. Оно заключено в природе, сознании, поступках людей, живущих по общечеловеческим нравственным законам Эстетика - страница 16. Положительный герой в романтизме — личность духовно

1 Шелли П.Б. Поли. собр. соч. Т. 1. СПб., 1903. С. 345.


306

богатая, обычно, творческая (живописец, композитор, писатель), которая находится в конфликте с окружающим ее обществом, чувствующая себя катастрофически вне социальной Эстетика - страница 16 среды. Отрицательные персонажи в творчестве романтиков, напротив, живут в полной гармонии с соц миром, всецело руководствуются его моральными нормами. Они представляют дворянскую знать, «рыцарей биржи и прилавка» (Г. Гейне Эстетика - страница 16), обывателей всех мастей, всех тех, кто помышляет только о приумножении собственного капитала, служебной карьере, кому сытая жизнь кажется эталоном людского существования.

Романтики поэтизируют все духовно красивое. В открытии и защите людского — основной Эстетика - страница 16 пафос их искусства. У. Вордсворт пишет в вступлении к «Лирическим балладам»: «Поэт, как утес, стоит на охране человечности... Он везде несет с собой единение и любовь»1. Человеческое, по мысли Ф. Шлегеля, — база красы, источник поэтичного Эстетика - страница 16, «оно всюду самое высшее, оно выше божественного»2. «Только развитие подлинной человечности есть настоящая культура»3.

Общечеловеческое в романтизме имеет огромное количество проявлений. Это любовь ко всему, исполненному подлинной жизни, поэзии (к людям, природе Эстетика - страница 16, Родине, свободе), ненависть к несправедливости, подавлению, ко ереси и т.п. Романтичный герой разомкнут в мир человечьих страстей. Будучи человеком, он уже в силу этого не может не быть Эстетика - страница 16 гражданином. Просыпание в крестьянине, ремесленнике, задавленных феодальным гнетом, людского плюсы означало совместно с тем становление их штатского самосознания. Процесс формирования людской личности имел своим прямым следствием увеличение ее политической активности, стимулировал борьбу за свободу. Социально Эстетика - страница 16 прозревший человек преобразовывался в гражданина, революционера. Штатское трактуется романтиками как высшее проявление людского.

Просвещение и ранешний романтизм не обратные, а почти во всем схожие эстетические системы. Обе они появились в период Эстетика - страница 16 кризиса феодально-монархического строя и зарождения в его недрах буржуазных отношений, что имело своим следствием демократизацию литературы — трансформацию старенькых и возникновению новых жанров, отражающих жизнь не муниципального (как было в классицизме Эстетика - страница 16), а «частного человека» (разные модификации романа, бюргерская

1 Вордсфорд У. Вступление к «Лирическим балладам» // Монументы мировой эстетической мысли. Т. 3. М., 1967. С. 771.

2 Шлегель Ф. Эстетика, философия, критика. В 2 т. Т. 1. М., 1983. С. 341.

3 Там же Эстетика - страница 16. С. 139.


307

драма и катастрофа, лирика). Просветители, как и романтики, исходили в оценке реальности из интересов личности, страдающей в критериях феодальной государственности. Луиза Миллер («Коварство и любовь» Шиллера) совсем в духе романтических героев грезит о таком Эстетика - страница 16 времени, когда подешевеют дворянские гербы и подорожают людские сердца. Писатели эры Просвещения восстали против феодального правопорядка, при котором все человеческое было унижено, ущемлено, они желали о торжестве принципов свободы, справедливости, верили Эстетика - страница 16, как и романтики, в возможность искоренения зла средствами морального, эстетического воздействия. Все э го, непременно, сближает искусство Просвещения и романтизма.

Но есть и значимая разница. Просветительское движение в Европе, в Эстетика - страница 16 том числе и в Германии (Лессинг, Виланд, Фосс и др.), сложилось до революции, и потому в нем слабо выражены идеи историзма. Эстетические и социологические вопросы в большинстве случаев решались просветителями метафизически. Будучи Эстетика - страница 16 очевидцами возникновения в обществе нового (третьесословного) человека со своими эстетическими, моральными представлениями, вкусами и запросами, они, как показывает К. Маркс, считали, что современный им индивидум «не появился исторически», в итоге «разложения феодальных публичных Эстетика - страница 16 форм» и «становления новых производительных сил», а «установлен самой природой»1.

В творчестве просветителей, писавших до революции 1789— 1794 гг., положительный герой, представляющий демократические слои общества, обычно изображается как человек естественный, противостоящий собственной естественностью Эстетика - страница 16 действующим лицам — выходцам из дворянских соц кругов. Он завлекает к для себя человечностью, альтруизмом, чем прибыльно отличается от извращенного, эгоистического аристократа, живущего по принципу ублажения собственных низких страстей. Примером может служить катастрофа «Мисс Сара Сампсон Эстетика - страница 16» Лессинга, в какой бюргеровское приравнено к общечеловеческому. При представлении этой бюргерской катастрофы чувствительные зрители проливали потоки слез, восхищаясь великодушным, нравственным «величием» героини, прощающей перед гибелью всех виновников собственной смерти (Меллефонта, Марвуд Эстетика - страница 16). Естественный просветительский герой раскрывается приемущественно в собственных эмоциях (Том Джонс у Филлинга, Вертер у Гёте, Луиза Миллер у Шиллера и др.). История еще не поставила перед ним сложных заморочек развития Эстетика - страница 16, его сознание еще не потрясено революцией, он не размышляет как

1 Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. Т. 1. С. 392.


308

романтик над вопросами, касающимися судеб развития людей и народов.

Романтичный герой (у Байрона, Шелли, Гейне Эстетика - страница 16) — существо не столько естественное, сколько историческое: он не только лишь «нормально» ощущает, да и мыслит. В его мировоззрении и восприятии обобщен опыт истории, испытавшей революционные потрясения. Реальность заходит в его сознание Эстетика - страница 16 в других, не метафизических измерениях — в быстром движении, острых классовых битвах. Мышление романтиков не ограничено рамками семьи, дворянского поместья, монастыря, как для многих писателей XVIII в., тяготевших к жанру семейно-бытового романа и мещанской драмы Эстетика - страница 16. Романтизм привнес с собой масштабность мышления, потому ему тесновато в границах обычных для просветительской литературы жанровых структур. Романтичный герой соотносится не просто с социальной средой, соответствующей для того либо другого сословия, а Эстетика - страница 16 с эрой в целом, он концентрирует внутри себя чувства и мысли исторического человека, живущего в переходное время, в период ломки 1-го общественного уклада и формирования другого. Отсюда обостренность его восприятия Эстетика - страница 16 и тревожные мЬкли о перспективах развития общества.

Реальность оценивается и изображается в романтизме не исходя из убеждений «естественного человека», а с позиции тонко чувствующей и мыслящей личности, прошедшей школу истории, познавшей ее Эстетика - страница 16 сильные и слабенькие стороны, принявшей освободительный дух времени и восставшей против всего эгоистического, закрепленного в принципах жизни как феодального, так и буржуазного общества. Романтики ориентируют литературу и искусство на утверждение таких моральных Эстетика - страница 16 ценностей, которые имеют не узкоклассовое, а обширное общечеловеческое содержание, стоят в силу этого за пределами и «феодальности», и «буржуазности», находятся с ними в решительных противоречиях.

  1. Шлегель

^ Ф. Шлегель (1772—1829) — основоположник и ведущий теоретик германского романтизма Эстетика - страница 16, литературный критик и философ культуры. В 1790-е гг. он пишет ряд статей о древнегреческой поэзии и ее связи с жизнью и характерами греков, в каких противопоставлял древнее и новое искусство. Он считал Эстетика - страница 16, что 1-ое основано на априорных законах красивого, а поэтому является искусством беспристрастным и совершенным. Новое же искусство стремится к философски важному, персональному и типичному, а поэтому лично по собственному нраву. Сам Шлегель Эстетика - страница 16 в это время ориентировался еще на классиче


309

ский эталон, но в поэзии Гете усматривал элементы синтеза древнего и нового искусства1.

Вещественные интересы (погоня за богатством, рвение к карьере) исходя из убеждений романтичной эстетики Эстетика - страница 16 не имеют всеобщего значения, как следует, они личны, классово ограничены и потому не могут быть конечной целью художественного изображения. А меж тем в людской природе, как считает Ф. Шлегель, заложено желание к ублажению Эстетика - страница 16 неизменяемых духовных потребностей: «Только общезначимое, устойчивое и нужное, т.е. беспристрастное, — пишет критик, — может заполнить эту величавую пустоту; только красивое может удовлетворить это горячее стремление»2.

Чувства, эталоны людей так же Эстетика - страница 16, как и явления, вещественные, есть, по мысли Шлегеля, независимо от сознания того либо другого писателя, они получают качество объективности, когда имеют общечеловеческое значение. Другими словами, все подлинно человеческое, все то, что духовно обогащает Эстетика - страница 16 личность, содействует прогрессу населения земли, — вечно, перебегает из одной эры в другую совместно с жизнью разных народов и является основным предметом художественного изображения. Это общая позиция ранешнего германского романтизма. Ее защищает Эстетика - страница 16 Шеллинг в собственных лекциях по философии искусства: «Все романтическое, что можно отыскать в характерах, — гласит он, — должно быть взято: нельзя третировать приключениями, если они могут служить целям символики. Обыденная реальность подлежит Эстетика - страница 16 проигрыванию, чтоб стать предметом драматичности и какого- или противопоставления»3.

. Шеллинг так же, как и Ф. Шлегель, не признает художественных произведений, не озаренных светом больших моральных истин, изображающих только «прозу» ежедневной жизни, нацеленных Эстетика - страница 16 на ублажение низких вкусов филистерской публики. Особо нетерпим Шеллинг к драматургии Иффланда и Коцебу, поэтизирующих бюргерские добродетели. «Особенно нужно, — заявляет он, — суровое, исходящее из идеи учение об искусстве в этот век литературной фермерской Эстетика - страница 16 войны, которая ведется против всего высочайшего... когда фривольность, чувственное возбуждение либо благородство низкого характеристики — это кумиры, которым воздает величайший поэт»4.

1 Патрушев А.И. Шлегели // Культурная энциклопедия. В 2 т. Т. 2. М., 2007. С. 982.

2 Там же. С Эстетика - страница 16. 128.

3 Шеллинг Ф.В.И. Философия искусства. М., 1966. С. 384.

4 Там же. С. 59.


310

Для германских романтиков поэт — это мыслитель, философ, думающий о мире, его развитии, человек, живущий не сиюминутными интересами, а устремленный Эстетика - страница 16 к эталону. Они оценивают художественное творчество не по относительным аспектам, а по абсолютным. Не достоверность изображения является для их основным мерилом публичного значения искусства, а его содержательность, воплощение мыслях, имеющих общечеловеческую ценность Эстетика - страница 16. В умении изображать современность, историю исходя из убеждений нескончаемого, абсолютного романтичная эстетика усматривает то новое, что должно войти в литературу в эру романтизма, укоренения в ней, получить всеобщее признание. «Простого изображения людей Эстетика - страница 16, страстей и действий недостаточно для этого, равно как и утонченных форм, хотя бы миллион раз ворошили и перетряхивали старенькый хлам. Это только видимое наружное тело, и если угасла душа, то всего только труп поэзии Эстетика - страница 16. Если же... искра интереса воспламеняет произведение, то пред нами новое явление, живое, в чудесном сиянии света и любви»1.

Шлегель не считает, что современная германская поэзия достигнула высшего рубежа в Эстетика - страница 16 собственном развитии. В ней налицо «полное доминирование соответствующего, личного и интересного»2. Критик не именует имена создателей, но, по-видимому, имеет в виду поэтов «Бури и натиска» (не считая Гёте и Шиллера), которые вправду стремились сначала Эстетика - страница 16 к изображению неподражаемых сторон жизни германского народа. Схожий завышенный энтузиазм к самобытным, личным чертам реальности явился, по воззрению Ф. Шлегеля, результатом «тотальной революции» конца XVIII в., которая совсем изменила форму Эстетика - страница 16 евро мира, и с восхождением третьего сословия разные национальные нравы стали более разнообразными и поболее разошлись меж собой»3.

Но энтузиазм к государственным краскам мешает, как полагае'Г Ф. Шлегель, осознать ту правду, что национальное Эстетика - страница 16 — не цель искусства, а только средство для выражения общезначимых человечьих ценностей. Потому в творчестве романтиков «началось, естественно, стирание и сглаживание однобокой национальности», но этот процесс не захватил еще всей литературы, «целью Эстетика - страница 16 неких видов поэзии продолжает оставаться верное изображение увлекательной государственной жизни»4. Все таки тенденция к преодолению взора на национальное

1 Шлегель Ф. Эстетика, философия, критика. В 2 т. Т. 1. М., 1983. С. 390.

2 Там же. С. 99.

3 Там Эстетика - страница 16 же. С. 98.

4 Там же. С. 183.


311

как на конечный итог творчества начинает изживаться в эстетике. Все большее признание в литературных кругах получает теория, что цель искусства не в достижении достоверности изображения либо государственного колорита, а Эстетика - страница 16 в воплощении общечеловеческого. «Время для важной революции эстетической культуры, — пишет Ф. Шлегель, — “созрело”, результатом ее будет победа законов “беспристрастного искусства и беспристрастного вкуса”»1.

Ориентированность на художественное изображение национально неподражаемого, соответствующего Эстетика - страница 16, личного утверждается в эстетике в итоге проникания в науку о литературе мыслях историзма. В первый раз способ «исторической критики» получил более полное обоснование в трудах И.Г. Гердера, конкретного предшественника романтиков. Романтичный историзм исходит Эстетика - страница 16 из положения о развитии мира, которое имеет своим следствием признание государственной самобытности жизни каждого народа на каждой ступени его исторического существования. Потому все историческое, национальное — единично, персонально, и ориентация Эстетика - страница 16 на их проигрывание в искусстве в качестве конечной цели художественного творчества приводит, исходя из убеждений романтиков, а именно Ф. Шлегеля, к торжеству личного, к торжеству таких ценностей, какие имеют значение для 1-го народа, но не Эстетика - страница 16 для всего населения земли. Отсюда возникновение соответствующей для романтизма, а именно для эстетики Ф. Шлегеля, идеи о необходимости сочетания в искусстве государственного с общечеловеческим либо, говоря поточнее, нахождения в государственной Эстетика - страница 16 жизни общечеловеческого содержания.

Все чисто национальное, историческое, в чем нет общезначимого, не содействует, по мысли романтиков, объединению людей и народов, их единению, воспитанию в духе человечности, в чем состоит основная задачка Эстетика - страница 16 художника. Эстетика романтизма ставит перед искусством не познавательные, а воспитательные цели, считая зание сферой науки. Для писателей романтичного направления главный аспект художественности — не историческая, соц, государственная достоверность изображения, а гуманистическая насыщенность произведения Эстетика - страница 16, его способность возвышать людскую душу, пробуждать в человеке чувства добра и справедливости.

Разобщенность людей рассматривается германскими романтиками как главный недуг века. Возвратить населению земли утраченное единство можно, по их воззрению, только средством Эстетика - страница 16 поэзии, которая несет внутри себя человечность. Она способна оживить человека, в груди которого бу

1 Шлегель Ф. Указ. соч.


312

шуют эгоистические страсти. Если эгоизм — сила разобщения, то любовь, напротив, — сила гармонии и притяжения. Она повлияет Эстетика - страница 16 на сердечко — орган, в большей степени поддающийся нравственному воздействию. Некие германские романтики убеждены в бескрайних способностях поэзии, в ее возможности повлиять даже на растения и животных (теория «магического идеализма» Новалиса).

Будущее германской Эстетика - страница 16 литературы Ф. Шлегель лицезреет в слиянии государственной, исторической конкретности с общечеловечностыо. Прототипом этого нового искусства в современной ему Германии он считает творчество Гёте. «Этот величавый живописец, — пишет Ф. Шлегель, — открывает взор Эстетика - страница 16 на современно новейшую ступень эстетической культуры. Его произведения — неоспоримое подтверждение того, что беспристрастное может быть и что чаяние красивого не пустой бред»1. Для Гёте примечательна «чувственная мощь, увлекающая за собой люд и Эстетика - страница 16 эру... Философское содержание, соответствующая правда его позднейших произведений могли бы сравниться с неистощимым богатством Шекспира»2.

Рвение в конечном воплотить нескончаемое проявляется не только лишь в романтичной поэзии, да и в живописи. В загаданном и Эстетика - страница 16 отчасти выполненном цикле Отто Рунге «Время суток» («Утро», «День», «Вечер», «Ночь») заключена мысль неизменной видоизменяемости природы, в какой все вместе связано и представляет собой органическое единство. Даже изображением василька (12 лепестков, вписанных в Эстетика - страница 16 круг) Рунге стремился показать, что и в таковой простой форме, определяемой художником как «первая фигура творения», просматривается галлактическая система, которая представляет собой ритмически организованное единство противоположностей, сопряжение 2-ух антагонистических сил, которые заложены Эстетика - страница 16 в базе всего сущего.

Романтичный принцип искусства (воплощение в конечном нескончаемого) налицо также и в полотнах Давида Фридриха, а именно в картине «Монах на берегу моря», на которой изображенный персонаж пробует Эстетика - страница 16 (но неудачно) своими движениями воспроизвести весь ритм составных частей природы — колышущихся дюн, волн бурного моря, гонимых ветром туч. Таковой же принцип можно найти в творчестве Карла Густава Каруса, ставящего впереди себя задачку Эстетика - страница 16 скооперировать проникновение в галлактическое единство с беспристрастным вниманием к миру конечных форм. Карус настаивает на том, что

1 Шлегель Ф. Указ. соч. С. 122.

2 Там же. С. 120.


313

живописец должен не только лишь воспроизводить внешний вид явлений Эстетика - страница 16, да и открывать постоянную связь меж внешним обликом и внутренней структурой.

Песни Шуберта народны не только лишь по форме, да и по содержанию. Их народность в глубочайшей человечности, раскрытии горестей, печалей обычных Эстетика - страница 16 людей в критериях феодального и буржуазного общества. Сам Шуберт лицезрел цель собственного творчества в том, чтоб облегчить хотя бы мало величавую боль человека, который никогда не может примириться с судьбой.

Для Эстетика - страница 16 романтизма свойственна сатира. Очень показательны в этом плане новеллы Гофмана, «Удивительная история Петера Шлемиля» Шамиссо, не говоря уже о «Книге песен» Гейне и его «Путешествии на Гарц».

  1. Гейне

Генрих Гейне издавна завлекает внимание исследователей Эстетика - страница 16 сложностью, неоднозначностью собственных эстетических мнений, в каких налицо бесспорная связь с романтичной традицией и вкупе с тем рвение вырваться из плена романтичной фантастики на широкие просторы реалистического искусства. Неувязка эта в гейневеде Эстетика - страница 16- нии является классической, она не один раз ставилась в литературоведении в прошедшем и активно изучается в наши деньки.

Гейне с первых Шагов на литературном поприще заявил о для себя как революционный Эстетика - страница 16 романтик. Он страстно не мог терпеть окружающий его мир феодального насилия. Его 1-ые стихотворения («Юношеские страдания») проникнуты чувством глубочайшей тоски, в их с большой лирической силой выражены трагические переживания даровитой личности, задыхающейся в Эстетика - страница 16 атмосфере самого подлого сервилизма и самоуправства. Омерзение Гейне к феодальному обществу увеличивается по мере усиления оппозиционных настроений в стране. Его критика дворянства, церкви, филистерства приобретает с возрастом все огромную конкретность и остроту. 1-ые Эстетика - страница 16 критичные выступления Гейне ориентированы своим острием против германского романтизма, идеализирующего Средневековье, жизнь монархов и дворянской знати. Поэт борется за демократизацию искусства, желает поставить художественное слово на службу революции. «Мое положение, — писал Гейне Эстетика - страница 16 в 1826 г., — совершенно не содействовало тому, чтоб из меня выработался любовно-песенный певец. К оружию, к оружию! — всегда раздавалось в моих ушах».

В ранешней статье «Романтика» (1820) Гейне пробует осмыслить особенности Эстетика - страница 16 собственного художественного способа. Романтичная поэзия


314

явилась, по его воззрению, следствием понимания неустроенности мира, того глубочайшего разлада, который наметился в XIX в. меж художником и обществом. Идя по стопам Шиллера, повторяя его аргументацию Эстетика - страница 16, приведенную в статье «О доверчивой и слащавой поэзии», Гейне утверждает, что древная литература отличалась светлыми тонами и красками, пластичностью образов, так как поэт жил тогда в критериях слияния с миром вокруг нас, не мучился Эстетика - страница 16 от истязающей неудовлетворенности. «В древности, — пишет Гейне, — т.е. фактически у греков и римлян, преобладала эмоциональность. Люди жили по большей части во наружном созерцании, и целью, а в то время и средством Эстетика - страница 16 прославления в их поэзии было по преимуществу наружное, объективное»1.

Гейне настаивает на изгнании из романтичной литературы рыцарей, которые длительно игрались в ней роль героев, и ставит вопрос о необходимости воззвания к жизни Эстетика - страница 16, демократической теме. «...Германская муза, — заявляет он, — опять должна стать свободной, расцветающей, неаффектированной, добросовестной германской женщиной, а не быть тяжелой монашенкой либо кичащейся праотцами рыцарской девой»2. Лирика Гейне уходит своими корнями Эстетика - страница 16 в народную почву. Задушевность его стихотворений — свидетельство их близости народному песенному искусству. В 1826 г. Гейне пишет Вильгельму Мюллеру: «Под воздействие германских народных песен я попал уже очень рано; позже, когда я обучался Эстетика - страница 16 в Бонне, Август Шлегель открыл мне много лирических секретов...»3

Гейне именует 1820-е гг. «эпохой воодушевления и действия» и заявляет войну настроениям пассивности, имевшим распространение посреди бюргерства. Поэт стремился разбудить дремлющую энергию германского народа Эстетика - страница 16. «Равного для себя соратника» он лицезреет в Байроне, который по-прометеевски презирал «жалких людей и еще больше ничтожных богов» и боролся за свободу угнетенного населения земли. В 1824 г. Гейне пишет М Эстетика - страница 16. Мозеру: «Смерть Байрона меня очень потрясла. Он был единственным человеком, которого я чувствовал как родного и почти во всем мы, возможно, были идентичны. Шути над этим сколько хочешь»4.

Эстетическая программка Гейне определяется Эстетика - страница 16 задачками освободительной борьбы в Германии. Этим он принципно отличается от теоретиков ранешнего германского романтизма (Ф. Шлегеля, Новалиса, Тика

1 Гейне Г. Полное собр.соч. В 12 т. Т. 5. М.; Л., 1939—1949. С. 168.

2 Там же. Т. 5. С. 169.

3 Там же Эстетика - страница 16. Т. 11. С. 198.

4 Там же. Т. 11. С. 131.


315

и др,), которые ставили вопрос только о нравственном перевоспитании человека. Гейне идет существенно далее. Он гласит о необходимости вмешательства художника в социальные процессы, о дефицитности критики Эстетика - страница 16 общества с морально-эстетической точки зрения. Неувязка субъективности искусства, его общественно-политической активности — центральный пункт эстетических мнений Гейне и в 1820-е и следующие годы. Он против воспитания молодежи в духе квиетизма Эстетика - страница 16, настолько губительного для политического возрождения родины.

Гейне критикует Гёте. Он нетерпимо относится ко всему обскурантистскому. Он не прощает германским романтикам (Новалису, Тику) идеализации Средневековья, церковной церкви, того, что они не поймали Эстетика - страница 16 тенденций исторического развития. Переход Шлегеля в католичество был, исходя из убеждений Гейне, явлением закономерным, вызванным кризисом его политического и эстетического сознания. За прославление католичества Гейне резко критикует лекции Шлегеля «История старой и Эстетика - страница 16 новейшей литературы», хотя и признает их научное значение («Я не знаю в этой области наилучшей книги»). Гейне — непримиримый противник объективизма, который, по его воззрению, властвовал в«эстетический период» развития литературы и искусства, когда перед писателем Эстетика - страница 16 ставились сначала задачки зания реальности, правдивого художественного его отражения. «Так именуемая объективность, — пишет он, — о которой настолько не мало молвят, всего-навсего сухая ересь: нереально изображать минувшее, не сообщая ему расцветку наших Эстетика - страница 16 чувствований»1.

Гейне — приверженец искусства, озаренного светом авторского эталона, социально обличительного, зовущего к преобразованию общества. Под субъективностью он соображает выражение не собственных узколичных переживаний, а народных надежд и печалей. Слезы Эстетика - страница 16 поэта — это «жемчужины народной скорби». Гейне считает, что более значимые художественные образы — плод вымысла, творческой фантазии. «В искусстве я супернатуралист, — заявляет он в “Салоне” — Я считаю, что живописец не может отыскать в Эстетика - страница 16 природе нужные ему типы, но что самые значимые из их вроде бы методом откровения являются его душе, подобные прирожденной символике прирожденных идей»2.

В 1840-е гг. Гейне делает наилучшие эталоны собственного творчества — «Современные стихотворения» и поэму Эстетика - страница 16 «Германия. Зимняя сказка». Реалистическое творчество Гейне 1840-х гг. формировалось в борьбе с так именуемой предвзятой поэзией. Предвзятые поэты стре

1 Гейне Г. Указ. соч. Т. 8. С. 199—200.

2 Там же. Т. 6. С. 249.


316

мились к украшению собственных Эстетика - страница 16 стихотворений либеральной фразеологией, чтоб завуалировать их низкий художественный уровень.

  1. Драматичность

Одним из самых сложных явлений романтизма была, непременно, драматичность. Выражаясь в специфичных способностях художественного вида и стиля, романтичная драматичность означала особенный метод художественного Эстетика - страница 16 видения жизни. В современной эстетике больше утверждается мировоззрение, что драматичность является характернейшей «приметой» и «показателем» романтизма и без нее он просто неосуществим. Современное понятие драматичности многим должно теории Ф. Шлегеля Эстетика - страница 16 и творчеству других романтиков и появилось в итоге полемики вокруг романтичной драматичности. Следуя Гегелю, иронию можно найти как специфическую духовную позицию и вместе с этим как универсальную эстетическую программку в отличие от традиционной драматичности Эстетика - страница 16, которая была риторическим приемом, речевой, ораторской фигурой (это определение из французской энциклопедии, издаваемой Руссо и Даламбером). Такое осознание драматичности можно считать схожим той модели драматичности, которая отыскала место в системе древней риторики Эстетика - страница 16. Традиционное истолкование драматичности в эстетических теориях было господствующим до середины XVIII в, когда бастион традиционных понятий драматичности, ограниченный рамками риторических правил, начал медлительно разрушаться.

Происходит разрушение старенькой категории драматичности, в которую стали Эстетика - страница 16 включать такие литературные явления, как «Дои Кихот» Сервантеса. Романтическую иронию нельзя считать принадлежностью только германской литературы, она проявляется в разных государственных модификациях романтизма. Броским примером может служить позже творчество Байрона Эстетика - страница 16, в особенности «Дон Жуан». Значимый признак сатиры Байрона в «Дон Жуане» — повсевременно циклическое недоверие поэта к своим конкретным эмоциям и переживаниям. Ироничная атмосфера в «Дон Жуане» создается благодаря раздвоению создателя на вдохновенного Эстетика - страница 16 поэта и практически меркантильного комментатора, драматичность которого распространяется даже на собственные произведения.

В итоге кропотливого анализа можно утверждать, что есть линия преемственности от древней эстетики к романтике, и в то же Эстетика - страница 16 время можно гласить о преобразовании традиционной модели драматичности в романтизме. Братья Шлегели, как и другие романтики, детально изучали античность, стремились перебросить мост меж старенькой и новейшей литературой. Шлегель различал риторическую и сократическую манеры. Оценивая риторическую Эстетика - страница 16 иронию как пустое формализован


317

ное подражание драматичности «гениальной», он давал сократической поэзии эпитет «божественная». В отличие от риторической, основанной на полном отрицании, сократическая драматичность, по Шлегелю, отличается правдивостью, диалектической гибкостью Эстетика - страница 16. Источник такового осознания драматичности — парадокс трансцендентальной позиции в применении к романтичной драматичности. Он состоял в диалектической смене экстаза и рассудочной деятельности. Фихтевское осознание трансцендентального Шлегель трактовал достаточно свободно, считая его основным элементом диалектики Эстетика - страница 16 и отсюда видя в нем фундамент философии и знамя идеалистической школы в эстетике. Стержнем трансцендентальной эстетики и поэзии для Шлегеля была драматичность.

Во «Фрагментах» Шлегеля появляются разные подходы к драматичности. Вправду, драматичность Эстетика - страница 16 в осознании Шлегеля имела несколько качеств. Во-1-х, Шлегель стремился найти ее «смысл», раскрыть ее как характернейшую грань романтичного мировоззрения, доказать право романтика на ироническое отношение ко всему существенному. С внутренней, т.е. содержательной Эстетика - страница 16, стороны — это настроение, обхватывающее все с высоты и нескончаемо возвышающееся над всем обусловленным, в том числе и над своим искусством, добродетелью либо гениальностью. Другой нюанс — это рассмотрение драматичности как метода Эстетика - страница 16 философского и художественного мышления, имеющего диалектический нрав. Понятие, доведенное до драматичности в собственной завершенности, Шлегель охарактеризовывал как абсолютный синтез, повсевременно воспроизводящую себя смену 2-ух борющихся мыслей, т.е. абсолютный синтез для Шлегеля не Эстетика - страница 16 означал полной и конечной завершенности, законченности, но оказывался моментом в нескончаемом процессе движения сознания, в нескончаемом разделении и смещении противоречивых и взаимоборющихся начал. И в конце концов, 3-ий нюанс — «исполнение», методы выражения романтичной Эстетика - страница 16 драматичности: «форма парадоксов», мимическая манера обычного итальянского буффо.



est-li-u-vas-privichka-otkladivat-dela-na-potom.html
est-li-usloviya-dlya-postroeniya-v-rossii-innovacionnoj-ekonomiki-zh-f-kurilenko-fundamentalnost-universitetskoj.html
est-li-zhizn-na-marse-referat.html