Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава

Из-за него я не сходу увидела лужи крови в холле. Уже практически отчищенные на видных местах, в углах и под стенками они отливали черно-красным жиром.

Туман стал гуще.

Слуги, занимавшиеся ужасной уборкой, отшатнулись при виде меня, но работу не закончили — дорожили своей жизнью.

— Что тут вышло? — я еле Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава выяснила собственный мертвый глас.

Ответить никто не решался, но как я приостановила собственный взор на одном из их, юноша здесь же стремительно произнес, заикаясь:

— Х-хозяин… был очень з-зол… госпожа.

— Сколько?

Но он молчал.

— Сколько?! — повысила я глас.

— Ш-шестеро, — выдохнул он дрожа.

Вдруг меня так затошнило Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава, что я ринулась на улицу! И там, конвульсивно уцепившись за какую-то опору, оказавшуюся под моими руками, длительно, длительно стояла, глубоко дыша, признательно подставляя лицо прохладному туману…

Незначительно придя в себя, я увидела рядом с домом сторожа и, жестом подозвав его, спросила, не лицезрел ли он Кристофа.

— Он уехал, госпожа Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава.

— Произнес куда?

— Нет, госпожа, — уверенно ответил мужик, но потом, мало помявшись, добавил со сокрытым подтекстом: — …но он взял спортивную машину!

— И что это означает?

Я ощущала себя тупо, расспрашивая о неведомых мне привычках Кристофа.

На мгновение показалось, что глаза сторожа сверкнули издевкой и кое-чем пугающим. Но здесь же, почтительно Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава склонившись, он объяснил:

— Обычно государь берет спортивную машину, когда едет на охоту… госпожа.

Туман вокруг окрасился в багряные цвета.

** ** **

Выкарабкаться отсюда! Немедля!

Куда угодно, только бы подальше от этого окаянного места, пропитавшегося насквозь людской кровью!

Казалось, окружающие предметы, строения, даже деревья навалились на меня, душа, лишая способности вдохнуть хоть раз Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава свободно!..

Практически не понимая, что делаю, я отдала приказ приготовить машину. На вопрос охраны — куда, данный напористо, но с подобающей правильностью, мое подсознание выдало само:

— К родителям.

Только туда я могла поехать сама и без вопросов. И это было отлично! По другому мне пришлось бы придумать, что я собираюсь Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава делать там в 5 утра.

А мыслить сил не было — я не могла даже дышать…

Прочь!

Охрана, мастерски оценив мое психическое состояние, снабдила машину водителем. Только намного позднее, далековато за воротами поместья, я сообразила, что нахожусь не за рулем, а на заднем сидение.

Наша колонна двигалась неторопливо Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава, тошнотворно верно. По ту сторону окна проплывал осенний лес, покачивая колоритными листьями: бледно‑зеленоватыми, карими, золотыми, багровыми, красными, кроваво‑красноватыми, красными, как кровь… как людская кровь…

Выкарабкаться отсюда!

— Резвее! Почему мы так медлительно едем?! — проорала я водителю. Казалось, еще незначительно, и кровавая листва ворвется в салон и похоронит меня Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава!..

Но заместо того чтоб прибавить газу либо хотя бы ответить, шофер вдруг затормозил прямо за машиной охраны, уже сбавлявшей ход впереди. А потом мы и совсем тормознули.

— Что случилось?

— Похоже, впереди большая катастрофа — пробки в обе стороны. Придется пользоваться объездным методом.

Резко развернувшись, мы понеслись назад и скоро уже набирали скорость Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава на незаметной, но ухоженной лесной дороге в одну полосу…

И вдруг на незнакомой трассе в окружении чужого леса я ощутила наклон собственной судьбы — то, что было сначала практически неприметным скольжением, перебежало в неудержимый полет к самому краю!

Впереди с треском, оглушающим даже через герметичные двери, обвалилось дерево, перекрывая дорогу! Как Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава в замедленной съемке, его большие распростертые ветки качнулись, плавненько касаясь машины с охраной, ехавшей впереди, и опять ушли ввысь, оставляя на виду днище и никчемно вертящиеся колеса…

Стирая шины о дорожное покрытие, мы тормознули, ткнувшись капотом в перевернутый автомобиль. И в тот же миг раздирающий слух треск Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава повторился — за машиной, следовавшей сзади нас! Только сейчас, оглянувшись на звук, я сообразила, что со мной было две машины с охраной заместо обыденных 4. И мы оказались зажатыми на маленьком участке дороги в считанные метры длиной.

Поворачивая голову, чтоб вновь поглядеть вперед, я выудила размытые тени — сторожи уже окружили мою Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава машину. Их резвое передвижение с места на место мешало мне осознать, сколько их было — восемь… 10?

— Пристегнитесь, госпожа! И сгруппируйтесь… на всякий случай, — рядом раздался уверенный глас моего водителя. Проворно сломав свое кресло, он переместился ко мне на заднее сидение, прикрывая собой, и успокаивающе добавил: — Не страшитесь, госпожа, вас защитят!

Но Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава глаза его беспрестанно ощупывали кромку леса, а напряженное тело готовилось к бою… Заторможенная стрессами сумасшедшей ночи, я в конце концов сообразила, что на нас напали. Доверчивый ребенок во мне поразился, что в мире был кто-то, способный противостоять Кристофу, смеющий посягать на его собственность — меня!

Проследив за взором водителя, я Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава опоздало увидела в придорожных кустиках фигуры в сверкающих защитных комбинезонах. И здесь же повалил густой туман, в считанные секунды скрывший все вокруг машины белоснежной заавесью!

Спустя три удара сердца тишины послышались клики боли, перемежаемые надсадным кашлем. Не успела я задаться вопросом, что там, в тумане, происходит, как Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава к стеклу прильнуло чье-то обезображенное лицо и медлительно сползло вниз, прочертив обожженным белком глаза длинноватую дорожку. По ней одна за другой начали скатываться прозрачные капли конденсата…

Шофер обреченно выдохнул, и я додумалась, что же это все-таки за жидкость. Но ведь Мойра гласила, что озера кропотливо охраняются Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава! Видимо, не так кропотливо, как должны могли быть…

Внезапно машина содрогнулась от страшного удара! И дверь около меня пропала, оставив свисать разноцветные вены проводов. В салон неумолимо вползал туман, несший знакомый безопасный запах мне и погибель моему водителю. Он зашелся в кашле, ординарном людском кашле, и только черные комочки, вылетавшие Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава из его рта и покрывавшие стекло рядом с ним маленькими брызгами, гласили, что этот приступ хорошем не кончится…

Я не успела узреть, как его лицо перевоплотился в руины.

Сильные руки в блестящем вытащили меня из салона, без труда разорвав ремень, которым я была пристегнута, и я сообразила, что сопротивляться Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава не имеет смысла — в свирепом мире моего возлюбленного освободиться нереально. Потому просто смотрела, как таял туман, открывая развороченное брюхо машины и недвижные тела сторожей вокруг…

В окружении призрачных сверкающих фигур меня стремительно уносили в лес.

Мы прошли совершенно неподалеку, но меня вдруг поставили на ноги, отчего лес вокруг закружился Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава сумасшедшей каруселью. С трудом восстановив равновесие, я обвела взором собственных похитителей. Их было восемь. За прозрачными масками ни одно лицо не казалось мне знакомым.

— Осознаете ли вы, кого задели? — вспомнив неоценимый опыт бала и успокоив свое сердечко, высокомерно спросила я. — Если в вас сильна тяга к погибели, могли бы обратиться впрямую Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава к Кристофу — минуя меня!

В ответ послышался смешок — запрещенная реакция для слуг Кристофа. Даже для схожих ему.

— Изволь, но мы собираемся жить длительно и беспечно!

Этот глас принудил мою кровь застыть. Я медлительно оборотилась.

Стильный в собственной светлой одежке, поблескивая завитками черных волос, мне улыбался Адамас Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава. Не спеша, наслаждаясь властью над сокровищем Кристофа, он подошел впритирку и по-хозяйски взял меня за руку.

— Здравствуй, Диана. Ты, как обычно, несравненна! — склонившись с липовой галантностью к руке для поцелуя, он глубоко вдохнул и воскрикнул: — Какой запах! Несравнимый… Не напрасно он так тебя стерег! — И рассмеялся, поддерживаемый почтительными тихими Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава смешками собственных подчиненных.

— Для чего я для тебя? — я не смогла удержаться от вопроса, хоть и понимала, что навряд ли услышу правду.

Адамас засмеялся еще громче.

— Ты даже представить для себя не можешь, как много у меня обстоятельств! Можно сказать, это было безизбежно! — он ухмыльнулся, сверкнув зубами, и переспросил: — Для чего Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава? Хотя бы для того, чтоб узреть, как ты будешь биться со своим ужасом! И знаешь, Диана, должен признать: у тебя практически вышло… Практически. — И его усмешка стала еще обширнее.

Что-то кольнуло меня в шейку. Немного. Не больно. Но, безвольно падая в чьи-то руки, с чужой Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава ухмылкой на губках погружаясь в наркотическую пучину, я знала, что боль придет…

Обязательно.

** ** **

Мне снилась вялость. Желание подчиниться ее стотонному весу и спать вечность было практически неодолимым… Но кто-то упорный снутри меня пробовал выплыть из-под мутных видений.

Стараясь не заострять внимания на голову, разрывавшуюся от боли, и странноватый синтетический Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава привкус во рту, я еле разлепила слезящиеся глаза.

Все вокруг закружилось с обезумевшой скоростью! Но, сделав над собой усилие и сцепив зубы, я переждала это вращение. Равномерно через пелену стали проступать очертания просторного помещения, в каком я находилась, лежа на большой кровати…

В самое мое лицо ткнулась мощная тень Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава, в какой я с сожалением угадала Адамаса, и сразу послышался звук сдергиваемой ткани. Ослепленная, я зажмурилась, не удержав стона…

И только сейчас, рефлекторно попытавшись прикрыть глаза руками, я ощутила, что они были связаны за спиной.

Внезапно для самой себя я рассмеялась незнакомым каркающим хохотом, так и Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава не открыв неподдающихся глаз.

— Забавнй сон увидела? — практически благожелательно спросил мой грабитель издалека.

— Знаешь, Адамас, наверняка, на данный момент меня должно было бы заинтересовывать почти все: начиная с твоих бессчетных обстоятельств для моего похищения и заканчивая тем, что и когда ты со мной сделаешь, — мой глас почему-либо был Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава полон буйного веселья. — Но по сути мне любопытно только одно…

— И что все-таки это?

— Как ты собираешься выворачиваться, когда Кристоф придет тебя убивать?! — я опять засмеялась, внутренне изумляясь своим странноватым реакциям.

— Ты уверена, что он посильнее меня? — вдруг произнес он рядом. Его дыхание тронуло мое лицо, заставив непослушливые глаза открыться и Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава захлестнуть голову волной боли, напомнив, что не один Кристоф способен передвигаться резвее ветра.

— Естественно! — с самоубийственной наглостью произнесла я. — Во время боя это было разумеется! Не считая того, ты похитил меня, и желание отомстить даст ему силы. Так что, Адамас, для тебя конец! — и, подчиняясь воле Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава сумасшедшего беса, я дико захохотала!

Но заместо удара, который, по логике, был должен бы последовать, я ощутила, как матрас подо мной прогнулся: Адамас сел рядом.

— Прекрасная ты, Диана, — тихо произнес он, как будто и не было моих наглых, дразнящих зверька слов. — Прекрасная… — вдумчиво повторил и провел рукою по моему лицу Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава, по телу, заставляя содрогнуться от омерзения. — Когда-то, давным-давно, я знал такую же прекрасную даму, и мое прикосновение не было для нее отталкивающим, уж поверь… Она испытывала омерзение к нему, твоему безупречному Кристофу! Естественно, она прониклась ненавистью не сходу, Диана, а с течением времени, узнав его по Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава истине…

Его глас затухал, как будто выключенный милосердной рукою, но пока во мне еще были силы достать до него, я, сфокусировавшись словестно, произнесла как можно резче:

— Непринципиально. Я не поверю!

Я не была готова слушать эту историю. Только не на данный момент.

И спасительная мгла отдала мне отсрочку…

Проснувшись во Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава 2-ой раз, уже по-настоящему, я не торопилась дразнить свою погибель — странноватое желание глумиться над Адамасом ушло. Не шевелясь и стараясь даже дыханием не выдавать, что не сплю, я рассматривала заброшенное помещение в серо-коричневых разводах отставшей штукатурки. Большой слой пыли всюду гласил, что им длительно не воспользовались.

«Чтобы место было Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава «чистым», без следов», — дал подсказку мне опыт скитаний.

Около большого, во всю стенку, грязного окна стоял Адамас и сконцентрированно смотрел на улицу, ничем не демонстрируя, что увидел мое просыпание.

Неподалеку от надувной постели, на которой я лежала, стоял складной стул. Лицезрев бутылку воды и кусочек сыра на нем, я Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава ощутила пустоту в желудке и невольно облизнула пересохшие губки, усмехнувшись про себя: как прозаично!..

— Пища для меня? — мой глас был осипшим, как после клика.

— Да, — ответил Адамас, не оглядываясь.

— И?

— Что? — раздраженно спросил он, продолжая глядеть в окно, — я его отвлекала.

— Как ты, наверняка, увидел, я Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава — человек, и есть со связанными руками, да к тому же лежа, для меня проблемно! Мягко говоря.

Он обернулся. И показалось, что на мне был самый откровенный наряд — так неторопливо и нахально его глаза ощупали мое тело.

— Ты смелая, Диана! — ухмыльнулся он. — В твоем положении смеешь обращаться ко мне приказным Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава тоном… Смелая не пара Кристофу! Он любит подчинение.

— Не для тебя судить, я…

Но он уже был рядом и легким движением мгновенно порвал веревку, не задев кожи. Со стоном боли я длительно разминала затекшие руки.

— И для чего ты меня связал, я что, по другому удрала бы?

Но Адамас только засмеялся Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава в ответ, покачивая головой.

— Длительно я спала?

— Не знаю. День, может, мало подольше. По последней мере я увидел только один закат.

Зверский голод, а еще более горячая жажда принудили меня усомниться в сказанном. Дотянувшись до пол-литровой бутылки, я мигом осушила ее, так и не загасив пожар снутри Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава. Во рту поселился легкий вяжущий привкус.

Но дышать стало легче, и я поглядела вокруг. Мой взор тормознул на двери.

— Даже не думай об этом! При первой же попытке я сломаю для тебя левую руку, — пообещал Адамас с нежной ухмылкой.

— А почему не правую? — огрызнулась я.

— Можно и правую.

Он Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава был так собран и самоуверен, что мне до боли захотелось отыскать его слабину, зацепить глубже и вынудить слететь к чертям собачьим эту маску невозмутимости!

И женское чутье дало подсказку мне.

— Я на нее похожа, не так ли? На твою даму…

— Что? — он пробовал смотреться безразличным, но, уверенная в собственных Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава возможностях верификатора, я утвердительно качнула головой.

— Означает, похожа. Ты обожал ее, ведь так, Адамас? И не сумел спасти! — необычная убежденность в собственных догадках практически устрашила меня, — и сейчас избрал ничтожнейший из способов — месть средством таковой же прекрасной и беззащитной, как она…

— Молчи! — его рука приколотила меня к матрасу, лишив способности дышать Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава, а взор обещал погибель… но не резвую и не легкую. В конце концов он отпустил меня и, с омерзением смотря, как я скупо хватаю воздух, заговорил: — Ты очень уверена внутри себя! Очень уверена в его любви к для тебя! Но, признайся, разве тебя не истязает вопрос: что будет позже Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава, через время, когда ты станешь обыденной, когда постареешь?.. По очам вижу — я прав! Ты думаешь, что знаешь его, а по сути только зацепила край его нескончаемой жизни!.. Я расскажу для тебя, каковой он реальный.

— Я и так знаю, полностью испытала на для себя все его негативные черты Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава, — пробормотала я тихо, потирая шейку, но Адамас этого уже не слышал.

Не сводя с меня пустого, направленного в прошедшее взора, он начал собственный рассказ:

— Прошло больше сорока лет. Длительно, не так ли? Да, длительно… для таких, как ты. Вас, людей, очень много, вы очень стремительно сгораете, и запоминать Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава ваши имена — пустая растрата сил! Но она… была таковой же, как ты — особой. И ее имя я не могу запамятовать, вроде бы ни пробовал. Ее звали Сильвией. Ослепительно прекрасная, старше тебя лет на 5, она всегда носила маленькую стрижку и утверждала, что по-другому стричься не будет, — теплая ухмылка внезапно тронула лицо Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава Адамаса…

— Кристоф натолкнулся на нее случаем в одном из пт для сбора еды. Сирота, воспринимавшая в штыки любые наставления и правду о собственном дерзком характере, она не имела никого, кто беспокоился бы о ней.

Что его завлекло в ней — зияющие глаза, неукротимый нрав либо ее детское нежелание Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава принимать действительность, непонятно. Как и то, как суровым было отношение Кристофа. Но он решил сыграть с ней жестокую шуточку!

Ее отпустили, и она даже не сообразила, какой участи избежала по прихоти собственного неизвестного владельца.

Кристоф повстречал ее в тот же денек, одетый как последний нищий.

Адамас недоумевал, чем Кристоф Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава сумел привлечь ее циничную натуру, а конкретно таковой она и была! Но для меня, уже знакомой с его небезопасным притягательностью, вопросов не было. Он приводил ее в полуразвалившуюся лачугу, угощал объедками, ужасая собственной надуманной бедностью и в то же время свирепо маня привораживающей красотой…

— Он относился к ней по другому, чем к Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава для тебя, для него она была игрушкой! — бурчал Адамас, не сводя с меня недвижного, невидящего взора.

От ожесточенного грабителя не осталось и следа — передо мной посиживал старик, вспоминавший свое горе…

— А позже Сильвия вдруг стала избегать Кристофа, и он поставил на ноги всю охрану, чтоб убедиться Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава в ее верности. Но она не изменяла ему! — что-то железное мелькнуло в очах Адамаса, что-то, не предвещавшее для меня ничего неплохого. — Все, чего Сильвия желала, — это вырваться из собственной беспросветной жизни! Она желала защиты и способностей — всего того, чего, по драматичности судьбы, у ее «нищего» возлюбленного было в излишке!

В Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава конце концов, так и не лицезрев в ней хотимого — любви вопреки бедности и слепого доверия, Кристоф решил наказать ее. Он попросил собственного друга Адамаса поухаживать за ней, дразня богатством.

— К собственному несчастью, я согласился. Если бы я знал, как она красива! Как увлекательна! Если б я Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава мог представить, что она станет для меня дороже всех! Со мной она расцвела, стала прежней, самой собой — дерзкой, непредсказуемой…

И когда, уверенная, что отыскала собственного царевича, Сильвия совсем отказала Кристофу во встречах, он нанес ей последний удар.

На верфи, где она работала одной из маленьких служащих, ее вызвали, с удивлением сообщив Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава, что с ней желает побеседовать новый обладатель судостроительной компании, в чью сеть, охватывавшую весь мир, вошло и их предприятие.

С опаской заглянув в шикарный кабинет и лицезрев Кристофа в дорогом костюмчике за большим столом, она онемела. На ее лице застыл одичавший, нечеловеческий кошмар!

Любуясь давно ожидаемым выражением Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава ее лица, Кристоф поведал о для себя, обо всем, что она растеряла, и… о собственном друге Адамасе, выставившем ее продажную сущность напоказ.

— Я был уверен, что этим все завершится! Кристоф снял наблюдение — она была уже не нужна ему. И я решил забрать ее для себя! Увезти! Естественно, она не могла простить мне Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава роли в подставе. Но мне было непринципиально, по собственной воле она будет со мной либо нет. Я только желал, чтоб она была рядом! — После до боли знакомых мне слов он тряхнул головой и увидел, как будто оправдываясь: — Не считая того, она жила в бедности и в Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава какой-то момент бы полюбила если не меня, то мои средства.

— Но она же была всего только человеком! — не удержалась я от сарказма. — Какая разница, полюбила бы либо нет? Главное, чтоб была рядом. — Очень почти все в этой истории ранило меня.

Адамас уронил голову и навечно замолчал, а потом, взглянув искоса Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава, произнес с горьковатой драматичностью:

— Ты ведь знаешь, Диана, каким мстительным он бывает, ведь так? Я тоже был должен бы знать… Я был должен бы додуматься, что он сделает… — в один момент ярость сорвала печаль с его лица, и он заревел: — Он убил ее! Просто поэтому, что не возжелал, чтоб Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава она была счастлива с другим! Не возжелал дать ее мне! И я даже понятия не имею, какой была ее погибель! Что он с ней сделал! Что она ощутила, когда выяснила его реального!

Вдруг он приблизился ко мне впритирку и шепнул практически беззвучно:

— И ведь она даже не была ему нужна Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава. А вот ты… ты, Диана, нужна ему, — и он улыбнулся так небезопасно, что я ощутила край жизни под собственной ногой.

— Собираешься уничтожить меня? В отместку, — я была практически уверена в его ответе.

Но он ухмыльнулся и покачал головой.

— У меня была такая мысль, но она отпала, как Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава я увидел, как он смотрел на тебя в зале с озером. Есть кое-что, способное ранить его больнее, чем твоя погибель…

Только сейчас я сообразила, что слышу его все ужаснее — с каждым словом он отдалялся. Комната медлительно поплыла по кругу…

— Кстати, я не единственный, кто желал отнять тебя у Кристофа —мне Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава помогали. На тебя, Диана, сегодня большой спрос! — он засмеялся, раздваиваясь перед моим угасающим взглядом. — Но у меня свои планы… Что, плохо? Означает, продукт начал действовать. Ты не переживай, это стремительно пройдет, не остается и аромата — испытано, я ничего не учую, а означает, Кристоф тоже… современная химия Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава… чудеса… совсем новый… сумасшедшие средства…

И он затих совсем.

** ** **

…Страшный холод обжигал меня. Большие остроконечные снежинки, проплывая перед моим изумленным взором, касались оголенной кожи и царапали ее бритвой. Но от боли отвлекала пронзительная краса, открывавшаяся всякий раз, когда ледяные кристаллы сменяли друг дружку…

И было нестерпимо жалко, когда в один момент вспыхнувшее Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава снутри меня солнце улетучило их без следа!

Сейчас жар лизал мое тело, пронизывая плоть термическими лучами, пытаясь вырваться на свободу…

— Диа-а-на… возлюбленная…

Я счастливо засмеялась в ответ — руки Кайла нежно скользили по мне, принося вожделенную прохладу. Никто не был со мной так нежен, как он! Я отыскала Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава его губки. Как я скучала! Но сейчас…

Открыв глаза, я на миг застыла в удивлении — мне улыбался Кристоф. Беспокойство кольнуло, но здесь же ушло. Так как в мире не было ничего ярче его! Ничто не могло сравниться с его огнем! И я его обожала. С предвкушением я Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава прильнула к нему, сливаясь воедино…

— Я же обещал, помнишь? — произнес вдруг Кристоф голосом Адамаса.

Смятение стукнуло тараном, встряхнув разум, — и я нашла себя в объятиях Адамаса с ухмылкой блаженства на губках! Неподвластное моей воле, как будто чужое, тело замерло в страхе, пока сознание отмечало руки, вцепившиеся в волосы Адамаса, ноги Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава, взявшие его талию в замок. Его чужой запах скрутил все снутри узлом омерзения и…

Вдруг мой кошмар отразился в его очах, сменяя какое-то неприемлимое, непонятное мне выражение торжества… и он пропал. Что-то с грохотом обвалилось, встряхивая матрас подо мной, посылая град ударов по всей комнате, затягивая ее тучами Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава белоснежной пыли…

Нереально высочайший, призрачно-размытый в той секунде, что выудил мой человечий глаз, нужно мной стоял единственный, кто мог приостановить этот ужас.

— Кристоф! — мои руки сами по-детски потянулись к нему, но он уже пропал.

Я вздохнула с облегчением: он отыскал меня. И сейчас все Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава будет отлично.

Его имя высвободило мой рассудок от скованности наркотического транса, и с каждым вдохом действительность становилась более четко…

Внезапный мощнейший удар о стенку совсем привел меня в сознание. Матрас, сработав как амортизатор, точно выручил мой позвоночник от перелома, выпрыгнул из-под меня и забаррикадировал в углу. Неуверенно выглянув Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава из-за него, я уже больше не смогла оторвать зачарованного взора от того, что происходило в комнате.

Те немногие стоп-кадры, что смог выхватить мой мозг из ураганного месива движений, делали схватку над озером неосуществимой — так могуч был разгневанный Кристоф! И так жалок его противник. Это был не бой — избиение, и Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава очень скоро тело Адамаса перевоплотился в изломанную тряпичную куколку, безропотно принимавшую зверские удары, длительно летавшую стрелой по комнате от стенки к стенке, не способен укрыться от собственного преследователя…

Потом Кристоф оборотился ко мне.

Встретив его взор, я отшатнулась! Мои босоногие ноги заскользили по полу, руки ободрались в кровь о кусочки Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава штукатурки и кирпича, почему-либо устилавшие всю комнату, сердечко помчалось, задыхаясь, — мной завладел животный кошмар!.. В конце концов, я застыла, забившись в самый угол, просто поэтому, что двигаться далее было нереально.

— Боишься? И верно делаешь… возлюбленная, — последнее слово прозвучало ругательством, хлестнув мое сердечко. Он мгновенно очутился Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава передо мной, заглянул в лицо и омерзительно ухмыльнулся: — Что все-таки ты молчишь, Диана? Хотя бы попробуй оправдаться! Давай соври, а я послушаю!

— Меня одурманили… — безвыходно шепнула я, уже заблаговременно понимая, что ничто не поможет.

Подтверждая мои мысли, он презрительно искривился.

— Никогда не задумывался, что у тебя туго с воображением, — и Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава здесь же исковеркал красивую маску сдержанности, заревев: — Чутья лучше моего не существует! Я бы знал! Я бы учуял!!!

Ухватив мою руку и сжав так очень, что боль от синяков, оставленных нашей последней ночкой, уступила место новейшей муке, он приблизился, дрожа от ярости, и выплюнул:

— Чего для тебя не хватало Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава?

И я произнесла правду:

— Твоего доверия.

Удар обжег мое лицо, выбив дух и свалив на пол! Что-то горячее потекло по подбородку…

Одним нечеловечески ловким прыжком он достигнул выхода из комнаты, манившего меня когда-то священной свободой, и рванул дверь настежь.

— Иди за мной! — ничего от него Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава прежнего не осталось в этом животном рычании. Он пропал в просвете, не посчитав необходимым проследить за исполнением приказа.

Медлительно, стараясь не слышать боли в израненных ногах и руках, я поднялась, придерживаясь за стенку, и стала разыскивать свою одежку под горами битого кирпича и мусора. Обнаружив только штаны и порванную блузу, я кое Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава-как отряхнула их, оделась и похромала к двери. Около окна на полу валялась груда тряпья — все, что осталось от Адамаса. Наверняка, он получил свое заслуженно… Почему же мне не было легче от этого?

Может, поэтому, что сейчас я знала, какой была его месть.

Помещение, где держал меня Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава Адамас в ожидании, пока Кристоф отыщет нас, размещалось на последнем этаже высотного дома. Спускаясь по бессчетным лестничным просветам, кружившим мою и без того измученную голову, я гадала о том, как завершилась жизнь Сильвии, девицы, бывшей ненадобной Кристофу. Мне не хотелось даже мыслить о том, что он сделает со Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава мной — подходящей и, в его осознании, предавшей. Я не знала, обожал ли он ее, — меня обожал.

Обожал ли?..

Во дворе заброшенного дома стояло три массивных автомобиля-близнеца. Чтоб я не ошиблась машиной, сторожи грубо, зацепив разбитую губу, втолкнули меня вовнутрь какой-то из них.

Он был уже там, на Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава заднем сидение, отрезанном от водителя непроницаемой шторой. Я оказалась так близко от него… и так далековато.

Как за мной захлопнули дверцу, я отодвинулась к самому окну и стала потихоньку вытирать с губ кровь, хлынувшую с новейшей силой. А она все текла и текла, скоро разрисовав оба мои рукава свидетельствами его рукоприкладства.

— Кажется Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава, я не высчитал силу удара! — нервно засмеялся Кристоф, нарушая гнетущую тишину.

— Считаешь, что не много? Ничего, у меня еще много органов, которые можно покалечить.

Он поглядел на меня в упор, сжав кулаки добела, и, гоняя желваки, рыкнул: «Это кратковременно, Диана!», не оставляя колебаний в том, что вправду Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава собрался меня уничтожить.

«Должно быть, это дурной сон», — помыслила я, до сего времени, даже после его удара, не способен поверить в действительность такового разговора меж нами.

Нескончаемо мудрейший, с многолетним опытом интриг, владелец глубочайшего ума, на данный момент он был глупее зеленоватого юнца!

— Знаешь, Кристоф, я никак не Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава могу осознать… — чувствуя тщетность каких-то усилий, я все таки не могла отрешиться от пробы донести правду до него, — несуразно, невообразимо, чтоб ты этому поверил! Ты же глаз с меня не спускал, я всегда была под охраной, я на физическом уровне не смогла бы поменять для тебя! А сейчас Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава меня украли, опоили некий мерзостью и ты…

— Умолкни! — его губки, исказившись в гримасе, приоткрыли клыки. — Когда твои руки им пахли, я промолчал. Когда от всего твоего тела несло его запахом, я пробовал отмыть его и запамятовать об этом! Но, Диана, застав тебя с ним в кровати… Неуж-то ты думаешь, что Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава я кретин?!

— Что за?..

— Ты пахла Адамасом!!! — закричал он и в притворном изумлении покачал головой. — Я не находил ответа, как такое может быть… Но сейчас мне это уже неинтересно!

— Кристоф, я люблю тебя, поверь мне! Хоть раз в жизни…

— Твоя жизнь очень коротка! — отрезал он и спустя мгновение Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава выволок меня на улицу — оказалось, что мы уже приехали, но, оглушенная непостижимыми обвинениями, я не замечала ничего вокруг.

— Кристоф… — начала я опять по инерции, но сильный рывок сбил меня с ног!

Все соединилось в сплошную полосу — полосу унижения и боли. Под взорами моих бывших слуг, полными потаенного наслаждения, он Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава тащил меня, как вещь. Не особо ценную, и поэтому не было нужды останавливаться на порогах, не было необходимости поберечь меня на ступенях… И если сначала я проявляла чудеса изворотливости, уклоняясь от самых острых углов, то достигнув его крыла дома, нашего крыла в дальнем, практически позабытом прошедшем, я, израненная и Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава избитая, уже флегмантично воспринимала новые удары, синяки и ссадины.

— Диана! — возглас Мойры заполнил весь дом.

И вдруг мне стало ужаснее — ее искреннее сочувствие напомнило о моей невиновности и о том, что я еще живая… пока.

— Пожалуйста… больно, Кристоф… — в моем голосе было все: покорность, мольба, принятие судьбы!

Казалось Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава, я пробилась через его ледяной щит на миг, но позже он продолжил кровожадное продвижение, поочередно убивавшее меня. И спустя вечность в конце концов достигнул комнаты, запустив меня вовнутрь скользить по полу, оставляя за собой кровавую дорожку…

— Безумец!!! Что ты с ней делаешь?! — в комнату ворвалась Мойра.

— Мойра, уйди! — заорал Кристоф, и это Эта книга — первый литературный опыт, и ваше мнение крайне важно для нас. Будем признательны за комментарии, оставленные на авторской странице. 14 глава был не вопль, а рев раненого зверька.

— Она же человек! Ты хоть понимаешь, какую боль причиняешь ей?! Она же хрупкая! Кристоф, остановись!!! — Мойра ринулась ко мне, еле видимая через красноватый туман, застилавший глаза.


esteticheskij-opit-v-kompyuterno-setevom-prostranstve.html
esteticheskoe-otnoshenie-k-dejstvitelnosti-g-v-grinenko-vserossijskaya-akademiya-vneshnej-torgovli.html
esteticheskoe-vospitanie-mladshih-shkolnikov-sredstvami-iskusstva-referat.html